Главная страница каталога Acma.Ru - Каталог статей и интернет-ресурсов
|| О ресурсе || Новости || Добавить статью || Поиск || Гостевая книга || Реклама на сайте  

Каталог статей и интернет-ресурсов

Яндекс

Реферат по литературе на тему: «Светское Общество в романах Пушкина "Евгений Онегин" и Лермонтова "Герой Нашего Времени"

Проблема героя и окружающего его общества всегда волновала, волнует и будет волновать людей. Вопрос становления, изменения характера персонажа ввиду влияния на него светской элиты и ее порядков всегда был востребован писателями-классиками, актуален по сей день и интересует любого внимательного читателя. Именно поэтому я решила осветить эту тему в своем реферате. Роман А.С.Пушкина в стихах "Евгений Онегин" и роман М.Ю.Лермонтова "Герой нашего времени" - вершины русской литературы первой половины XIX века, и, как мне кажется, тема светского общества в этих произведениях является одной из важнейших.

СОДЕРЖАНИЕ:

  1. Введение
  2. Онегин – личность незаурядная
  3. Печорин и трагедия его поколения
  4. Заключение
  5. Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ


Проблема героя и окружающего его общества всегда волновала, волнует и будет волновать людей. Вопрос становления, изменения характера персонажа ввиду влияния на него светской элиты и ее порядков всегда был востребован писателями-классиками, актуален по сей день и интересует любого внимательного читателя. Именно поэтому я решила осветить эту тему в своем реферате. Роман А.С.Пушкина в стихах "Евгений Онегин" и роман М.Ю.Лермонтова "Герой нашего времени" - вершины русской литературы первой половины XIX века, и, как мне кажется, тема светского общества в этих произведениях является одной из важнейших.

Главные герои этих произведений - люди, стоящие по своему развитию выше окружающего их «высшего света», но не умеющие найти применение своим богатым силам и способностям. Ведь и Печорин, и Онегин – типичные образцы молодежи того времени, выращенные обществом, со всей его чопорностью, меркантильностью и франтовством. Но все же, они – персонажи сопротивляющиеся, стремящиеся совершать свои поступки независимо от навязанных им рамок: они - «лишние», они – личности, выделяющиеся своими мыслями и поступками среди чиновничьей великосветской массы.

Но несмотря на это, черты людей, принадлежащих к классу светской элиты, неизменно проявляются в главных героях романов Пушкина и Лермонтова. Зачастую поступки, мысли, слова героев зависят от того, как должно поступать людям их общественного порядка, и влияние окружающих людей на них достаточно велико. Но в том-то и вся особенность Печориных и Онегиных того времени, что они находят в себе силы противостоять этому – они ярко выделяются из толпы, и именно это вызывает к ним неугасающий интерес читателя на протяжении многих десятилетий.

ОНЕГИН – НЕЗАУРЯДНАЯ ЛИЧНОСТЬ

Сознание человека, систему жизненных ценностей, как известно, во многом формируют нравственные законы, принятые в обществе. Онегин - современник Пушкина и декабристов. По словам С. Бонди: «Характер Онегина не выдуман Пушкиным. Он в этом образе обобщил черты, типичные для целого слоя тогдашних молодых людей. Это люди, обеспеченные трудом крепостных крестьян, получившие самое беспорядочное воспитание».

Ведь именно социальное положение и воспитание определили основные черты характера Онегина, а привычки и повадки светского общества, в котором он состоял, - некоторые его поступки.

Но все же, в отличие от громадного большинства представителей господствующего класса помещиков, спокойно и безмятежно относившихся и к своей бездельной жизни, существовали молодые люди, более умные, более чуткие, более совестливые и благородные, испытывающие неудовлетворенность от окружающей среды, от всего общественного строя и в то же время недовольство собой. К таким относился и Онегин. Не приученные ни воспитанием, ни своим социальным положением к труду, к работе, к активным действиям, они не думали бороться против несправедливого общественного строя, против развращенных этим строем представителей дворянского класса. Они презрительно замыкались в себе, чувствовали себя разочарованными в жизни, озлобленными на все и всех; резко выделялись среди светской толпы, казались в обществе какими-то странными людьми, но сами продолжали вести ту же бессодержательную, пустую светскую жизнь, не испытывая от нее ничего, кроме скуки и душевных страданий. Ведь светское общество, в котором вращался Онегин, а позднее и Печорин, испортило их. Оно не требовало знаний, достаточно было поверхностного образования, важнее было знание французского языка и хороших манер. Евгений, как все, «легко мазурку танцевал и кланялся непринужденно». Свои лучшие годы он тратит, как большинство людей его круга, на балы, театры и любовные увлечения. И Онегин мучается от безделья, на него накатывает «недуг, подобный английскому сплину, короче: русская хандра». Скука снедает его, ему не интересны ни прогулки («одев широкий боливар, Онегин едет на бульвар»), ни театр, который был не только местом художественных зрелищ и своеобразным клубом, где происходили светские встречи, но и местом любовных интриг:
Театр уж полон; ложи блещут;
Партер и кресла - все кипит;
В райке нетерпеливо плещут,
И, взвившись, занавес шумит. <...>
Все хлопает. Онегин входит,
Идет меж кресел по ногам,
Двойной лорнет скосясь наводит
На ложи незнакомых дам.

И в этом все общество тогдашнего времени: балы, званные обеды, театр - бессмысленная трата жизни и денег в поисках светских развлечений. И это растрачивание денег понапрасну не было редкостью среди дворян, помещиков. Ярким представителем общества такого поведения являлся отец Евгения, который, «служив отлично-благородно, долгами жил <...>, давал три бала ежегодно и промотался наконец». Не удивительно, что когда отец Онегина скончался, выяснилось, что наследство обременено большими долгами:
Перед Онегиным собрался
Заимодавцев жадный полк.

Но легкомысленный Онегин отказался от наследства, предоставив кредиторам решать все между собой, ведь одним из негласных, но важных правил светского социума было то, что ко второй половине жизни следовало освободиться от долгов, став наследником «всех своих родных» или выгодно женившись. Именно таким рисует Пушкин образ типичных представителей дворянской обывательской среды, иронически завидуя душевному спокойствию светской элиты:

Блажен...
Кто странным снам не предавался,
Кто черни светской не чуждался,
Кто в двадцать лет был франт иль хват
А в тридцать выгодно женат;
Кто в пятьдесят освободился
От частных и других долгов,
Кто славы, денег и чинов
Спокойно в очередь добился,
О ком твердили целый век:
N.N. прекрасный человек.

Но Онегина не удовлетворяет светская жизнь, карьера чиновника и помещика. И, устав от петербургского дворянства, Евгений поселяется в деревне. Теперь яркие представители общества провинциального собираются у Татьяны на именинах: Гвоздин, «хозяин превосходный, владелец нищих мужиков»; Петушков, «уездный франтик»; Флянов, «тяжелый сплетник, старый плут», Трике, чья фамилия означает «битый палкой» — намек на то, что он не может быть принят в высшем обществе, но зато в провинции он гость желанный.

Важным событием в жизни Онегина стала дружба с Ленским. Хотя Пушкин отмечает, что они сошлись «от делать нечего», но все же их общение имеет немаловажную роль. Ведь и Владимира Ленского можно отнести к поместным дворянам. Он «романтик и больше ничего», по определению Белинского. А светское общество того времени, не принимает таких, как Ленский, и поэтому мне кажется, что именно необдуманное, истинно франтовское, привычное его среде, поведение Онегина, в конце концов, привело к дуэли.

В этот роковой момент влияние общества наложило свой отпечаток на поведение Онегина. Дуэль подразумевала строгость соблюдения правил, но Зарецкий, "в дуэлях классик и педант", вел дело с большими упущениями, вернее, сознательно игнорируя все, что могло устранить кровавый исход. Онегин и Зарецкий нарушают правила дуэли: первый - чтобы продемонстрировать свое раздраженное презрение к истории, в которую он попал против своей воли, в серьезность которой все еще не верит, а Зарецкий потому, что видит в дуэли забавную историю, предмет сплетен и розыгрышей. Онегин стреляет с дальней дистанции, сделав только четыре шага, причем первым, явно не желая попасть в Ленского. Возникает, однако, вопрос: почему все-таки Онегин стрелял в Ленского, а не мимо? Основным механизмом, при помощи которого общество, презираемое Онегиным, все же властно управляет его поступками, является боязнь быть смешным или сделаться предметом сплетен. В онегинскую пору безрезультатные дуэли вызывали ироническое отношение. Человек, выходивший к барьеру, должен был проявить незаурядную духовную волю, чтобы сохранить свое поведение, а не принять навязанные ему нормы.

Поведение Онегина определялось колебаниями между чувствами, которые он испытывал к Ленскому, и боязнью показаться смешным или трусливым, нарушив правила поведения на дуэли. Что победило, нам известно:

Поэт, задумчивый мечтатель
Убит приятельской рукой!

Но рассуждая о будущем Владимира Ленского, становится ясно, что он бы не остался прежним, если бы выжил после дуэли. Предательство друга, столкновение с «реальностью», с миром, обществом, где давно правят не возвышенные идеалы, точно изменило бы его, и Пушкин видит два возможных пути. Следуя первому из них, Ленский мог бы стать Кутузовым, Нельсоном или Наполеоном или даже закончить жизнь так, как Рылеев, ведь он человек страстный, способный на безрассудный, но героический поступок (в этом он близок Пушкину). Но беда его в том, что среда, в которую он попадает, враждебна ему, в ней его считают чудаком. Ленский скорее пошел бы по второму пути:

...поэта

Обыкновенный ждал удел.
И он стал бы заурядным помещиком, каким был дядя Онегина или Дмитрий Ларин. А Ларин, о котором Белинский говорит, что он «что-то вроде полипа, принадлежащего в одно и то же время двум царствам природы — растительному и животному», был «добрым малым», но вообще-то человеком ординарным. Его жена увлекалась в молодости книгами, но увлечение это было скорее возрастным. Вышла замуж поневоле, была увезена в деревню, где «рвалась и плакала сначала», но потом занялась хозяйством, «привыкла и довольна стала».
Мир поместного дворянства далек от совершенства, ибо в нем духовные интересы, потребности не являются определяющими, так же как интересы интеллектуальные («Их разговор благоразумный о сенокосе, о вине; о псарне, о своей родне»). Однако Пушкин пишет о нем с большей симпатией, чем о петербургском. В провинциальном дворянстве сохраняются естественность и непосредственность как свойства человеческой натуры («Соседей добрая семья, нецеремонные друзья»). Поместные дворяне в смысле мироощущения, быта были достаточно близки к народу. Это проявляется в отношении к природе и религии, в соблюдении традиций («Они хранили в жизни мирной привычки милой старины...»).

Московскому же дворянству Пушкин уделяет меньше внимания, чем петербургскому и поместному. Пушкин вносит в эпиграф седьмой главы грибоедовские строки, подчеркивая, что со времен Чацкого в Москве мало что изменилось. Но все же сам Онегин меняется. К восьмой главе прежнего Евгения уже почти не узнать – виной тому ли его путешествие, любовь к изменившейся Татьяне или то и другое, но его оправдывает сам Поэт:

- Зачем же так неблагосклонно

Вы отзываетесь о нем?

За то, <...>Что слишком часто разговоры

Принять мы рады за дела,

Что глупость ветрена и зла,

Что важным людям важны вздоры

И что посредственность одна

Нам по плечу и не странна?

Пушкин рисует общество в восьмой главе «во всей его красе», и вместе с изменившимся Онегиным это дает необычайный контраст.

Чем нынче явится? Мельмотом,

Космополитом, патриотом,

Гарольдом, квакером, ханжой,

Иль маской щегольнет иной?

<...> Как вы да я, да целый свет?

<...>Они смеются. Входят гости.

Вот крупной солью светской злости

Стал оживляться разговор;

Поэт рассказывает о лживости, жеманности, двуличности общества. Очень веско Пушкин дает описания представителям светской элиты, «цвету столицы»: с виду злым дамам в чепцах, не улыбающимся девицам, сердитым господам, падким на эпиграммы, молодым франтам, «заслужившим известность низостью души» и многим другим. Александр Сергеевич также подчеркивает неуместность некоторых людей, отличавшихся от «моды образцов» и «необходимых глупцов»:

Тут был в душистых сединах

Старик по-старому шутивший:

Отменно тонко и умно,

Что нынче несколько смешно.

...................................................

То, как Пушкин описывает жизнь в своем романе, не может не трогать, не оставлять каких-то следов в сердце читателя.

И хочется вспомнить слова Бонди: «Роман «Евгений Онегин» - неисчерпаемый источни, рассказывающий о нравах и жизни того времени. Читая его, кажется сначала, что автор ничего не хотел этим доказать, никакой ясной, конкретной идеи или морали в свой роман не вкладывал. Он показывает нам разнообразные картины русской жизни, разворачивает перед нами судьбы разных людей, рисует характерные для эпохи типы представителей дворянского общества – словом, изображает действительность такой, какая она есть, во всей ее жизненной правде, ничего не подбирая специально, никаких событий не сгущая нарочно.

Но если внимательно всмотреться в эту жизнь, которую рисует Пушкин в романе, вдуматься в ту правду, которую он нам показывает, то поневоле читатель должен прийти к определенным выводам: неправильно, нехорошо устроена та жизнь, которую так широко и богато развернул перед нами Пушкин! Счастливыми могут быть в ней только самодовольные пошляки, обыватели, посредственности, люди, стоящие на невысоком моральном и умственном уровне». Но сам Онегин – это шаг к будущему для этого общества, именно поэтому он является истинным героем своего времени. Очень красочно выразился Ю. Лотман: «Образ света получал двойное освещение: с одной стороны, мир бездушный и механистический, он оставался объектом осуждения, с другой — как сфера, в которой развивается русская культура, жизнь одухотворяется игрой интеллектуальных и духовных сил, Поэзией, гордостью, как мир Карамзина и декабристов, Жуковского и самого автора «Евгения Онегина» — он сохраняет безусловную ценность.
А общество неоднородно. От самого человека зависит, примет ли он нравственные законы малодушного большинства или лучших представителей света».

ПЕЧОРИН И ТРАГЕДИЯ ЕГО ПОКОЛЕНИЯ

Тема общества никогда не оставляла умы прекрасных писателей, и вот уже М. Ю. Лермонтов ярко отразил судьбу поколения 30х годов в своём романе. Реалистически рисуя своего героя со всеми его противоречиями и пороками, писатель в то же время показывает в нем и все задатки подлинно героической личности.

В. Г. Белинский, в своей статье «Герой Нашего Времени» обратил внимание на то, что Печорина, во многом напоминающего Евгения Онегина, можно считать его «младшим братом». И правда, ведь именно роман Пушкина в стихах дал почву для «Героя...». Но подчеркивая несомненное сходство героев двух великих поэтов, Белинский говорил, что «различие их гораздо меньше, чем расстояние между Онегою и Печорою».

Печорина также многие не понимают. Для того, чтобы глубже раскрыть характер своего героя, Лермонтов помещает его в самые различные социальные сферы, сталкивает с самыми разнообразными людьми.

Итак, четко можно отметить, что Григорий Печорин и окружающее его общество – неразрывны. Ведь главный герой – «это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии». Но все же, Лермонтов рисует «личность в ее отношении к обществу, в ее обусловленности социально-историческими обстоятельствами и в то же время в противодействии им – таков особый, двусторонний подход автора к проблеме», - говорит Удодов в своей статье.

Интересна и точка зрения Герцена, для которого и Онегин, и Печорин являют собой образ «лишних» людей, и «лишними» становятся потому, что в своем развитии идут дальше большинства. Вместе с тем, появление такого персонажа в русской литературе, как Печорин, обреченный жить «в стране рабов, стране господ», знаменует новый этап в развитии русского общества. В нем, в этом обобщенном характере тогдашних людей светской элиты, запечатлен, по словам Удодова «процесс огромной исторической важности – интенсивного развития общества и личного самосознания в России 30-хх гг., когда невозможность прямого общественного действия способствовала самоуглублению личности.»

В трагичности некоторых ключевых моментов романа, как мне кажется, виноват общественный строй. Например, в «Бэле», на мой взгляд, именно общество сыграло немаловажную роль в смерти девушки: так как в романе нет ни идеализации людей, и все пороки видны без прикрас, ни надежды на возможность «исцеления» Печорина, испорченного цивилизацией, путем приобщения его к естественному состоянию через любовь к «дикарке», - напротив, ее любовь оказывается «немногим лучше любви знатной барыни; невежество и простосердечие одной так же надоедают, как и кокетство другой» - все это неминуемо приводит к гибели Бэлы от того, что изначально ложные чувства Печорина вовсе охладели. И как мне кажется, если бы не Казбич, то Бэла все равно бы не смогла жить дальше – радостно или хотя бы спокойно.

Так же и на отношении Печорина к Максиму Максимычу виден наложенный обществом отпечаток. Максим Максимыч - «истинно русский человек», он простодушен и не всегда духовно возвышен, но эта его простота манит к себе читателя. В нем нет чопорности, манер, присущих человеку светского общества, он так рад встретить Печорина и готов «броситься ему на шею», но нет: Григорий лишь подает ему руку, всем видом показывая свое холодное отношение к штабс-капитану. Печорин в этот момент – воплощение светского пренебрежения к людям, его двуличности, лживости, и это отчетливо видно на протяжении того диалога. Он – эгоист: «Какое дело мне: странствующему офицеру, до радостей и бедствий человеческих?»

«Исходя не из бытующей морали, а из своих представлений, - говорит Удодов, - Печорин нередко преступает грань, разделяющую добро и зло, так как, по его убеждению, в современном обществе они давно утратили свою определенность. Это «смешение» добра и зла придает Печорину черты демонизма, особенно в отношениях с женщинами. Давно поняв призрачность счастья в обществе «всеобщего неблагополучия», отказываясь от него сам, Печорин не останавливается перед тем, чтобы разрушить счастье сталкивающихся с ним людей». Григорий Александрович открыто формулирует свое жизненное кредо: «Я смотрю на страдания к радости других только в отношении к себе, как на пищу, поддерживающую мои духовные силы...» На основании этого правила Печорин развивает целую теорию счастья: «Быть для кого-нибудь причиной страданий и радости, не имея на то никакого положительного права, - не самая ли это сладкая пища нашей гордости? А что такое счастье? Насыщенная гордость.»

Можно было бы еще распространяться на тему того, сколько Печорин разбил сердец в «Княжне Мери», как у него не дрогнула рука убить на дуэли своего бывшего друга, и что без влияния общества того времени здесь тоже не обошлось, но в этой части яркая печоринская индивидуальность и рефлексия перебивает впечатление от его «пороков». «Во мне два человека: один живет в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его», - философствует он, пытаясь разобраться в самом себе. В ночь перед дуэлью с Грушницким он размышляет: «Пробегаю в памяти все мое прошедшее и спрашиваю себя невольно: зачем я жил? Для какой цели я родился? А верно она существовала, и верно, было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные; но я не угадал этого назначения. Я увлекся приманками страстей пустых и неблагодарных; из горнила их я вышел тверд и холоден, как железо, но утратил навеки пыл благородных стремлений, лучший цвет жизни». И также в тот момент, когда он скачет за Верой на взмыленной, издыхающей лошади, наверное, впервые можно увидеть героя по-настоящему живым.

Все дело в том, что Печорин – герой действия, прикованный к чиновническо-дворянской «безгеройной» действительности; поэтому поступки его мелки, кипучая деятельность пуста и бесплодна. Кризис общества того времени дает существенный толчок в развитии индивидуалистической идеологии в русском обществе. Белинский констатировал в 1848 году: «Наш век... это век... разъединения, индивидуальности, век личных страстей и интересов (даже умственных)...» Печорин со своим тотальным индивидуализмом в этом отношении фигура эпохальная. Принципиальное отрицание им этики и морали современного общества, как и других его устоев, было не только его личным достоянием.

Есть еще одна особенность в характере Печорин, которая заставляет во многом по-новому взглянуть на исповедуемый им индивидуализм. Одной из доминирующих внутренних потребностей героя является его ярко выраженное влечение к общению с людьми, что уже само по себе противоречит индивидуалистическим мировоззренческим установкам. В Печорине поражает постоянное любопытство к жизни, к миру, а главное - к людям.
Печорин, говорится в предисловии к роману, - тип «современного человека», каким автор «его понимает» и каким слишком часто встречал. Он - герой переходного времени, представитель дворянской молодежи, вступивший в жизнь после разгрома декабристов. Отсутствие высоких общественных идеалов - яркая черта этого исторического периода. Однако значение его фигуры значительно шире. Печорин в своем журнале неоднократно говорит о своей противоречивой двойственности. Обычно эта двойственность рассматривается как результат полученного Печориным светского воспитания, губительного воздействия на него дворянско-аристократической сферы, переходного характера его эпохи.

Он устал от светской жизни, избаловавшей его. Герой страдает от своей неприкаянности, в отчаянии задает себе вопрос: «Зачем я жил? Для какой цели я родился?» Печорин – типичный герой времени, лучший представитель свой эпохи, но плата за это – его одиночество.
Печорин характеризует себя, объясняя, как сформировались у него дурные свойства: «…такова была моя участь с самого детства! Все читали на моем лице признаки дурных свойств, которых не было; но их предполагали – и они родились<...>, я стал скрытен<...>, я стал злопамятен<...>, я сделался завистлив, я выучился ненавидеть, я начал обманывать, я сделался нравственным калекой». Он осознает, что прожил жизнь пустую и бесцельную и не видит в ней смысла. И этому виной - влияние воспитания и, в первую очередь, того самого общества, поступков, мыслей окружающих людей.
«Наш век гнушается этим лицемерством. Он громко говорит о своих грехах, но не гордится ими; обнажает свои кровавые раны, а не прячет их под нищенскими лохмотьями притворства. Он понял, что сознание своей греховности есть первый шаг к спасению. Он знает, что действительное страдание лучше мнимой радости. <...> Нам скажут, что безнравственно представлять ненаказанным и торжествующим порок: мы против этого и не спорим. Но и в действительности порок торжествует только внешним образом: он в самом себе носит свое наказание и гордою улыбкою только подавляет внутреннее терзание», - говорит великий критик Белинский.

А проблемы общества, между тем, все чаще поднимаются писателями и критиками. И Печорин, настоящий герой того времени, оживший на страницах романа М.Ю.Лермонтова и в умах тысяч читателей благодаря бесконечному творческому гению писателя, очень важен, просто необходим, со всеми его достоинствами и недостатками, ведь именно такие, как Печорин помогают нам оценить поведение и мышление общества тех времен.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, перед нами два героя, оба представители своего непростого времени. Критик В.Г. Белинский не ставил между ними знака "равно", но и большой пропасти между ними не видел. Называя Печорина Онегиным своего времени, Белинский отдавал должное непревзойденной художественности пушкинского образа и вместе с тем полагал, что «Печорин выше Онегина по идее», хотя, словно приглушая некоторую категоричность этой оценки, добавлял: «Впрочем, это преимущество принадлежит нашему времени, а не Лермонтову».
Начиная со второй половины XIX века за Печориным и Онегиным упрочилось определение «лишнего человека». Глубинный смысл и характеристика типа «лишнего человека» для русского общества и русской литературы николаевской эпохи, вероятно, наиболее точно определил А.И.Герцен, хотя это определение и остается пока в «запасниках» литературоведения. Говоря о сущности Онегина и Печорина как «лишних людей» 1820-30-х годов, Герцен сделал замечательно глубокое наблюдение: «Печальный тип лишнего <...> человека - только потому, что он развился в человеке, являлся тогда не только в поэмах и романах, но на улицах и в гостиных, в деревнях и городах».
И все же при всей близости к Онегину Печорин, как герой своего времени, знаменует совершенно новый этап в развитии русского общества и русской литературы. Если в Онегине отражен мучительный, но во многом полустихийный процесс превращения аристократа, «денди» в человека, становления в нем личности, то в Печорине запечатлена трагедия уже сложившегося характера, высокоразвитого человека, обреченного жить в дворянско-крепостническом обществе при самодержавном режиме.
По словам Белинского, «Герой нашего времени» - это «грустная дума о нашем времени». И это действительно так, ведь эти произведения настолько правдивы и реалистичны, что оставаться равнодушным к ним нельзя.


«Евгений Онегин» и «Герой нашего времени» - яркие художественные документы своей эпохи, а главные их герои олицетворяют для нас всю тщетность попыток жить в обществе и быть свободным от него. И, хотелось бы закончить замечательными словами Бонди о том, что русская реалистическая литература, показывая верно, без прикрас, смягчений и утешений, всю жестокую правду жизни, всегда помогала и помогает этой издавна ведущейся борьбе лучших людей за счастье народа, всего человечества.

ЛИТЕРАТУРА:

1) Белинский, В.Г., статья – "Герой нашего Времени", по творчеству Пушкина – статьи VIII и IX.

2) Бонди, С. Г., пояснительные статьи к «Евгению Онегину», «Дет. Лит.», 1973.

3) Герцен, А.И., статьи о «Герое нашего времени».

3) Лермонтов, М.Ю., «Герой нашего времени», «Советская Россия», 1990г.

4) Лотман, Ю.М., "Комментарий к «Евгению Онегину»", «Искусство-СПБ», 1997.
4) Маранцман, В.Г., «Художественная литература», «Просвещение», 1991г.

5) Пушкин, А.С., «Евгений Онегин», «Дет. Лит.», 1973.
6) Удодов, Б.Т., "Роман М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени»", «Просвещение», 1989г.






Рекомендуем
Learn about the casinoslot-machines welcome bonus.
Яндекс цитирования

 
Copyright ® Acma.Ru 2005 г.